поднять анкету наверх!
В браузере выключен JavaScript. Пожалуйста, включите его. Как это сделать.

Поиск по тегам

Например: любовь, отношения

Самое интересное в дневниках

Часть 3 - Глава 29

Глава 29

Отцовская борода

-Привет, Настя!

-Привет... кто это?

-Руслан. 

-Аааа...

-Разочарована?

-Нет.

-Не хочешь со мной разговаривать?

-Да нет, почему же?

Обрадованно:

-Значит, хочешь?

-Ну, вообще можно поговорить...

-Чем занимаешься, Настя?

-Работаю. Сначала официанткой в Перми устроилась, но тогда простудилась сильно, они мне сразу замену нашли. Сейчас бабуля по еще

Глава 29

Отцовская борода

-Привет, Настя!

-Привет... кто это?

-Руслан. 

-Аааа...

-Разочарована?

-Нет.

-Не хочешь со мной разговаривать?

-Да нет, почему же?

Обрадованно:

-Значит, хочешь?

-Ну, вообще можно поговорить...

-Чем занимаешься, Настя?

-Работаю. Сначала официанткой в Перми устроилась, но тогда простудилась сильно, они мне сразу замену нашли. Сейчас бабуля по знакомству устроила меня компьютерную грамотность преподавать пенсионерам. У них до меня был мальчик, он очень быстро и непонятно объяснял, ругался на стариков. Вот меня и взяли вместо него. Я же преподаватель информатики по диплому. Ещё в газету местную партийную пишу, помогаю вёрстку им делать. Ещё на бирже иногда бывают заказики, у меня уже рейтинг там...

-И как по деньгам?

Пауза.

-Ничего, нам хватает. А у тебя повторы идут в утренние часы. Я думала, это новые передачи, а это старые повторяют.

-Со следующего месяца мне прайм-тайм светит, представляешь? И это не папина идея, наоборот, его убедил главред.

-Ну, поздравляю.

-Спасибо. А что ты думаешь о нашей передаче?

-Мне нравится. Только в последней я не поняла: бабушке вернут квартиру, которую она на внука переписала?

-Во всяком случае, ею занимается хороший юрист. Может быть, и получится.

-Хорошо бы! 

-Настя, мне нужен соведущий. Мы уже как-то говорили с тобой об этом. Не хочешь попробоваться?

-Нет, - Настя ответила, не раздумывая.

-Почему?

-Это - не моё.

-Но тогда на это место возьмут другую девушку.

-Ну что ж... Я же не могу занять место всех девушек вокруг тебя.

-А хотела бы? - голос Руслана звучал весело.

-Нет. Я хочу обычного мужа, нормальную семью и детишек. Раньше я хотела выйти за богатого и успешного, а теперь рублю дерево по себе.

-И много лесу навалила?

-В смысле? А... Тебе зачем это знать?

-Хороший вопрос, Настя. Как всегда, хороший вопрос!

-А ты там не женился?

-А тебе зачем?

Молчание.

-Эй, Настя, ты меня слышишь?

-Да.

-Можно, я буду иногда писать тебе?

-Ну, пиши.

-Ээээ... ммм... Ты Ростов помнишь?

-Великий или на Дону? - в её голосе явственно звучало кокетство.

-Настя, я тебя обожаю! Целую миллион раз!

-Губищи не раскатывай сильно, при поцелуях-то!

-Валерий Бекханович, вызывали?

-Да, сынок, заходи.

Они обнялись. Отец похудел, помолодел, смотрел ласково, что было на него непохоже. Он особо не баловал сыновей, хвалить детей было не принято.

-Что за странная тематика в твоих последних сценариях: неравные браки, смешанные браки? Надо, же выискал откуда-то ингуша, женатого на польке, золотую свадьбу... Старушка забавная, нас завалили требованиями сделать продолжение. Просьба только всё, что касается религии...

-Да, отец, уже заставили убрать. 

-Ты же знаешь, я сам был коммунистом, но сейчас для народа религиозное самосознание - это важно, это серьёзно.

-А... для тебя, отец?

-Мы раньше потихоньку смеялись над этим, а теперь я сожалею о нашем легкомыслии... Теперь для меня важна вера отцов. Не так, как для нашего Магомеда, - он в этом пример для всех нас, соблюдает все обряды, но вера важна. Сейчас я рассуждаю по-другому. А раньше нас много о чём заставляли забыть, и о нашей истории тоже.

-Я бы хотел сделать программу о 44 годе.

-Об этом много материалов, и наш канал - не то место...

-Ну да, “Замочная скважина”.

-Вот именно.

Отец помолчал. Потом неожиданно сменил тему разговора:

-Жениться тебе давно пора, а ты меня внуков лишаешь!

Руслан показательно пригорюнился.

-Буду тебе невесту сватать. Послезавтра вылетаю. Хорошая девушка, посмотришь её на фото, - и хватит. 

Руслан выпрямился, испуганно посмотрел на отца.

-Что? Недоволен? Хочешь сказать что-нибудь?

-Нет, как ты решишь.

-А тебе нечего сказать, а?

Руслан вздохнул и решился:

-Есть что сказать, отец.

Никогда, ни перед одним боем ему не было так страшно, как сейчас. “Надо же, оказывается, у меня всё по-взрослому,” - подумал он с кривой иронией. И страх исчез. Осталось только то, что нужно для победы: скользкий непредсказуемый ум и знание слабых мест противника. “Не хватай отца за бороду, но, схватив, не отпускай”.

Отец с интересом слушал аргументы сына, усмехался его обещаниям, хищно щерился в ответ на попытки поиграть на чувствах. Но в целом остался доволен и сыном, и собой: “Хитрый, но пока ещё глупый. А со временем далеко пойдёт, клоун!” В его папке лежал билет до Перми. Рядом с фотографией, на которой рядом стояли он и Сашка Мартынов... 

свернуть

Сволочь ты, Васечкин! - окончание

- А что это за перформанс? - спрашивает Вика. Сидит на соседнем лежаке. Очки черные с глаз подняла, смотрит - удивляется. В этом вся Вика. Нет бы по-русски спросить, выпендривается.

- Твою подругу наказываю, чтоб послушной была, - отвечаю серьезно. - И ты себя веди хорошо, а то отшлепаю.

Жена вмешивается:

- Это еще

- А что это за перформанс? - спрашивает Вика. Сидит на соседнем лежаке. Очки черные с глаз подняла, смотрит - удивляется. В этом вся Вика. Нет бы по-русски спросить, выпендривается.

- Твою подругу наказываю, чтоб послушной была, - отвечаю серьезно. - И ты себя веди хорошо, а то отшлепаю.

Жена вмешивается:

- Это он так массаж делает! - и в такт ударам. - Классно целлюлит разгонять! Потом тепло идет по телу. Обалденно!

Я знаю, она у меня тащится от массажа ступней. Когда пальчики на ногах разминаю и покручиваю, то почти что мурлычет. Я часто свои подкаты на любовь с ней начинаю именно с невинного массажа. Через полчаса моя уже вся такая разомлевшая, что бери голыми руками. Или еще там чем)) Но сейчас белый день, Вика рядом да и дети скоро придут. Поэтому просто помял косточки в ее ластах.

Разница в подходе есть - если разминать медленно-медленно и одновременно голосом низким с хрипотцой говорить слова всякие и восхищаться ее телом и прочим, то это приятно волнует женщину и в подходящей обстановке у них просыпаются правильные желания. Чем и пользуемся))

Но тут просто разгладил стопы, покрутил пальчики на ногах, подавил на подошву и согнал лимфу к коленкам.

- Все! - говорю. - Теперь летать будешь!

Похлопал ее напоследок по круглой заднице - двадцать лет женаты, имею право! - и к мангалу. Пора шашлычок смотреть - у нас никто не любит, если мясо подгорит. Девчонки за спиной затрындели о целлюлитах, болях в косточке у большого пальца (а нехрен носить туфли на высоком каблуке!) и прочих важностях. Кстати, о политике ни слова. Вика любит "Эхо Москвы" и "Новую газету". Я же этих альбацев не перевариваю и Виктории прямо сказал, чтоб в моем присутствии этого дерьма не слышал, иначе буду хамить. Я молчу о своем, она о своем. Действует. Не слышу. Правда, моя Надюнька заявила тогда, что стыдится мужа-юдофоба.

Ну да Бог с этим и дурацкой политикой.

Кручу шампуры. Мясо почти готово. Чуть прибиваю жар водичкой из прыскалки и слышу лисий голос своей милой:

- Саша, а ты можешь Вике ступню правую помассировать, а то у нее гулька у большого пальца болит?

- Когда? Сейчас? - развожу руки над мангалом.

- Можешь сейчас! - это Виктория. - Я готова.

- Зашибись, - думаю. - Она готова. Меня же спрашивать никто не собирается.

Действительно, никто не спрашивает. Я по голосу знаю настроение жены. Просит от чистого сердца. Отказать не могу. Обидится.

- Да не вопрос, девочки! - отвечаю, размахивая газетой над угольками. Немного переборщил с прибиванием жара. И Вике: - Ты пока ноги помой. А по заднице тоже хлопать?

- Они чистые. Мы же вместе плавали, - чеканит Вика, игнорируя второй вопрос. Она не такая девушка, чтобы ее можно было смутить.

- Лады-лады, котя! Ложись на живот, я сейчас. Пару минут - с мангалом закончу!

Викуся переворачивается лицом вниз и укладывается. У нас паритет-перемирие. Знаем свои сильные и слабые стороны. В ее глазах я мужлан из простецких. Это так и есть. Мои предки несколько поколений носили маленькие погоны, и я не в генеральских. То ли дело они с Надей - их прапрадедушки шуровали в Белокаменной еще при Наполеоне. Про Косыгина я уже говорил. Но сравнить наши школьные табели - мой тоже цаца. У меня в выпускном только одна четверка по поведению за четверть. Остальные пятерки  - по пятибальной системе, конечно! Это я так, для саморекламы))

- Умничка ты мой! - встает с лежанки моя милая. - Пойду кремом намажусь, а то уже кожу стягивает.

Надя мгновенно обгорает и на солнце долго быть не может.

- Викусь, тебе крем принести?

- Не надо. Твой Сашка ногу помассирует и я к тебе подойду. Пока терпимо.

Я закончил с мангалом, помыл руки с мылом, чтоб не пахли луком, и сажусь на топчанчик рядом с вытянувшейся Викой. Она девка фигуристая и могла бы мне даже нравиться, если бы не снобизм, который так и прет от нее. За двадцать лет, прошедшие с нашей первой встречи, ничего не изменилось. Она top, я down. Ее папа трудился в Совмине на должности замминистра чего-то там легкого и подбирал в мужья дочери правильных с его точки зрения кандидатов. На мой взгляд, каких-то задротов. Мы с Надей были на ее свадьбе да и с другими Викиными кавалерами пересекались.

Разминаю руки, чтоб стали теплыми. Для массажа нужны теплые ладони. Влажные, холодные лапы не годятся - не будет подсознательного контакта. А он важен. Хороший массажист немного психотерапевт. Он должен подстроиться к пациенту. Быть на одной волне. Подключить его подсознание к себе. Не подчинить - подчиняться никто не любит. Надо  присоседиться, чтоб потом повести. Как? А фиг его знает! Есть какое-то нлп, якорение, раппорт и прочее, но это такие научные джунгли, что я туда не суюсь.

Вика заводит руку за спину и трогает плечо. Там у нее солнечный ожог. Шкура красная, да еще надавила топчаном.

- Ты обгорела, - говорю. - Надо бы намазать плечи маслом, а то болеть будут.

- Ладно, намажь, - ишь, барыня соизволяют. - Только потом про ноги не забудь!

Иду в домик за кремом. Надя лежит на кровати.

- Устала немного, - сообщает. - Я намазалась и полежу. Ты Вике поможешь, ладненько?

Я обещаю, что Вике понравится.

Плечи у Вики красные. Выдавливаю крем на ладонь и начинаю едва касаясь кружить над кожей. Случайно задеваю больнее. Вика морщится:

- Эй, аккуратней!

- Ой-ё-ёй! - прицокиваю извиняюще языком. - Вот мои руки халдейские! Руки-крюки! Извини, пожалуйста, не повторится.

Иронически говорю, ясен пень, но плечи больше не трогаю. Опускаюсь ниже лопаток и начинаю втирать крем в бока и поясницу. Массаж своего рода гипноз. Массажем можно взбодрить, можно усыпить. Главное подобрать нужный ритм движений да включить соответствующий голос. Что говорить? О чем угодно. Кроме дурости, конечно. Важен голос и настрой, который он создает. Плюс ритм. Попробуйте сами, поймете о чем я. Ритм должен быть обволакивающий. Контакт ладоней постоянный. Одну переношу, вторая лежит на теле. Поглаживаю неспешно. Не сминаю кожу. Просто скольжу по ней. У женщин поясница входит в перечень эрогенных зон. Не таких мощных, как ушко или шейка, но правильные прикосновения будят в ней чувственность. Медленно-медленно провожу ладонями по бокам, наезжая большими пальцами на резинку купальника на попе. Вначале чуть-чуть, чтоб не спугнуть. Потом ниже и ниже.

- Хорошо мы сегодня покупались. Кожа чистая и гладкая... Даже крем можно не брать, - я негромко несу какую-то хрень не останавливаясь. Главное - литой поток убаюкивающего голоса. - Плечики немного подрумянились, красные, но остальное цвета свежей булочки... Рука скользит как по шелку... Вверх-вниз... Вверх-вниз...

Ладони у меня ползают от лифчика до бедер, заезжают на поясницу, с нее на задницу. Купальник не помеха. Под материей тело. Викуся лежит с закрытыми глазами и ровно дышит. Я чую, Вика тащится. Ей приятны мои прикосновения. У нее давно не было мужчины (Вика досадовала жене, а та поделилась секретом. Бабье!). Если честно, все объяснимо. Вика дама нарванная с запросами не по заслугам. Самоуверенная и злословная. И мне хочется слегка ее подразнить. Тем более, что удается. Мужские ладони те же глаза. Мы можем по прикосновению уловить, нравится женщине наши поглаживания или нет. Реакция иная. Ладонь чувствует незримый поток тепла, когда все хорошо или пустоту, если что-то не то. Я пустил тепло в ладони. Надо гладить теплой рукой, а не паркетиной. В ответ ощущаю отклик. Вначале еле уловимый. Потом явственный. Вика заводилась. Мои большие пальцы скользили по позвоночнику, а ладони охватывали бока. Расходящиеся движения от позвоночника к животу. Все неспешно и непрерывно. Под голос. Елочкой и прямолинейно. Вверх-вниз. Проезжая через попу я уже чуток сильнее прижимал ладони и материал трусиков натягивался. Я дразнил Вику. Это был, мягко сказать, очень эротический массаж. Я наклонялся вперед, чтоб достать лопаток и откидывался назад, чтоб руки могли доехать до лодыжек и далее к ступням. Я растирал болезненную шишечку у большого пальца и вел руки наверх к лопаткам, гоняя негу по всему телу от пяточек до макушки и обратно. Какая третья заповедь правильного массажиста? Ничто не должно быть забыто!

Я и не забывал.

Когда женщина возбуждена, она начинает едва заметно ерзать телом. Прижимается лобком к поверхности, на которой лежит. Какой бы выдержанной она ни была, как бы себя не контролировала - возбуждение заставит ее так делать. Почему? Не знаю. Почему мы стонем или кричим во время оргазма? Вот поэтому.

Виктория в такт моим поглаживаниям толчками прижималась к лежанке. Я был уверен, что она совершенно взмокрела. Там.

Самое время для кайфоломства.

- Тайм из мани, хани, - тихонько шепчу. - Вставайте, солнышко. С вас пятьсот рублей за удовольствие. Ножка не болит?

Вика лежит не шевелясь пару секунд с закрытыми глазами. Потом потянулась словно просыпаясь и, глядя перед собой, произнесла:

- А ты сволочь, Васечкин! Но я понимаю, за что Надя тебя любит.

Шашлык уже был готов.

- Поможешь стол накрыть? - я - Вике.

- Да пошел ты! Сам справишься, - был ответ.

Она скрылась в домике.



Я снимал мясо с шампуров на две больших тарелки, когда открылась калитка - дети с собакой возвратились. Шум, гам, расспросы, рассказы - бабья увеличилось втрое. Стоял ор. Пудель - самый умный - сразу ко мне, к столу, где пахнет мясом. За это первый кусочек ему! Не делайте поспешных выводов - я специально не замачивал в рассоле и не жарил пару кусков мяса. Я люблю свою собаку - уверен, что взаимно.

Ужин прошел славно. Мясо удалось. Минула всего половина отпуска и впереди маячило много хороших деньков. Я дурковал и подхватывал сало пальцами. Я умею обращаться с вилкой, но пальцами брать сало вкуснее. Девчонки фыркали на меня, мужлана. Надя отдохнула и выглядела посвежевшей. Только она смеялась моим анекдотам. Дочери еще десять лет назад сообщили, что я нудный, анеки рассказывать не умею и это не лечится. Викуся не хороводила за столом по обыкновению, а красиво дымила тонкой сигареткой, отставив ручку. На братские подколки отвечала струйкой дыма мне в лицо словно испанский парусник пиратам. На губах играла обещающая улыбка - еще отвечу, будь уверен. Мы клюкнули на троих бутылочку крымского и плыли в теплых волнах блаженства.

Вечерело. Упала деревенская тишина, когда даже птаха не шуршит в гнезде. Я лег на террасе на свежем воздухе. Наевшийся и набегавшийся пуделек опочивал рядом со мной на топчане. Было тепло, тихо и спокойно. До этого намазал руки-лицо репеллентом, чтоб не досаждали комары. В соседней комнате шушукались жена с Викусей о своем женском. А может, обгоревшие плечи друг другу мазали. На втором этаже чему-то ржали девочки. Через десять минут оттуда донесся храп и сопение - дети умаялись. До седых волос они для меня будут детьми. На черном небе высыпали огромные звезды. Такой парад можно увидеть только за городом. Засыпаю. Хороший был день. Было весело. Жизнь прекрасна, согласитесь.

свернуть

Воспоминания о нетрезвой жизни

Сегодняшний день с самого рассвета всё время хотел заплакать чем-то непонятным, но к обеду передумал и нагнал на небо такую скуку, что хоть в запой. Хорошо, что мне туда нельзя. «Мня» там уже был и даже видел себя с нехорошей стороны. Впрочем, начало всегда бывало красивым. Сейчас расскажу.

На третий или еще

Сегодняшний день с самого рассвета всё время хотел заплакать чем-то непонятным, но к обеду передумал и нагнал на небо такую скуку, что хоть в запой. Хорошо, что мне туда нельзя. «Мня» там уже был и даже видел себя с нехорошей стороны. Впрочем, начало всегда бывало красивым. Сейчас расскажу.

На третий или четвёртый сильно нетрезвый день, в голове начинали резвиться зеленые огоньки. Или красные. И не всегда ночью, но даже днём. Они часто росли до полосато-арбузных размеров, переливаясь ослепительными цветами. Потом, перетекая из одной формы в другую, как «Добрый Ээх» из мультфильма про говорящую рыбу, играли то ли в прятки, то ли в догонялки. Они были живыми и существовали сами по себе, но в то же время могли принимать любые очертания, стоило мне только захотеть.

Мой друг Валера, так и не углядел ни каких огоньков, хотя пили, казалось, поровну. И вот теперь, сидя напротив, он горько плакал от обиды и пустоты своего небогатого внутреннего мира, в котором могли быть огоньки, но их почему-то не было. Видя моё тупое и счастливое лицо, Валера обиделся и хлопнул дверью. (Уже много позже мы выяснили, что разливая он халтурил и спиртного в эти тревожные дни ему досталось меньше. Сокрушался до слёз, но время ушло. Вот в какие трагедии может ввергнуть желание трезвее других смотреть на мир)

Потом было холодное, липкое одиночество, мятая постель и тишина. Мелкие обрывки кошмарных снов, в которых женский портрет на стене пел голосом Высоцкого, кто-то страшный жил в ящике стола и под диваном тоже. Что-то жуткое было ещё, не помню. Но ощущение страха и безысходности запомнил надолго.

Пришёл в себя от нарастающего гула. Открыл глаза - черно белое восприятие мира. Краски потухли, а вместо непонятного шума, уже громкий, печатный шаг. Марш абсолютно живых, маленьких солдатиков. С барабанным боем, по отвесному, полированному боку платяного шкафа спускалась на пол добрая сотня вооружённых вояк в немецкой форме времён второй мировой. Командовал этим парадом усатый мужчина в шляпе нарисованный на винной этикетке.

- Стааановииись! — орала шляпа откуда-то из бутылки молдавского портвейна стоящей на столе, среди смеси бычков и остатков бывшей еды. Военные бряцали оружием и выстраивались вдоль стены напротив. Сейчас расстреливать будут, подумал я. И уже совершенно отчётливо понял кого именно. Хотелось закричать, сбежать, но я, как всегда не захотел успеть. Стройный залп. В голове вспышка и я умер.

Разбудил меня собственный кот. Он вдруг громко зевнул, встал на задние лапы и вырос до размеров человека среднего роста. Ухмыльнулся, заглянул мне в душу зелёными глазами хищника и сел в кресло. Вальяжно закинул ногу на ногу, закурил мои сигареты, грязно выругался и сквозь зубы сплюнул на пол. Вы часто видите курящего кота? Нет? Я тоже. В общем, сознание в который раз покинуло меня.

Сквозь сон голоса кажутся глухими, какими-то ватными. Разговаривали двое. Лохматое животное в кресле и кто-то мелкий, невидимый. Голос у невидимки был сухой, с нотками подобострастия, тонкий, просящий, нудный.

- Ну нет у меня сейчас, понимаешь, не-ту!

- Отдавай молоком — ехидно мяукал кот Тихон — или мясом.

- И молока нет, коровка у соседей не отелилась.

Сквозь паралич и боль где-то в груди, кое-как начал соображать. Со скрипучим  голосом, - это домовой, хлюпало в голове осознание происходящего. Наверняка опять коту в карты проигрался, а отдавать жаден, аки диавол иудейский, вот и гундит.

- Тада мяса неси, - вопил котейка.

- Дык откуль оно, мясо-то, не едим мы такого, - упирался домовой.

- А мне до лампочки, - кот затянулся сигареткой, - продулся - вынь да положь. И картинно выпустил дым из носа.

Потом задумался на секунду, недобро сощурил на меня глаза и выдал:

- Да вот хоть ноги у него отрезай. Мне еда, а ему они всё равно без надобности, пятый год лежит. Опять же злой я на него. Этот гад мне на прошлой неделе хвост отдавил. Кот стряхнул пепел под ноги и больно пнул меня куда-то под сердце.

- Ты, это. Нельзя так, хозяин вроде, - робко возразил домовой.

- Распиздяй это, а не хозяин. Где это видано, чтоб у настоящего хозяина животина страдала? И опять ударил меня когтистой лапой в грудь.

- Ага, страдалец ты наш, - хмыкнул домовой, - посмотри на себя, морда скоро в форточку не пролезет.

- Это опухоль. От страшного голода, понял? Я вторую неделю как соловей, только баснями живу. Кот сплюнул и посмотрел в окно.

- Смерть мне без колбасы, понимаешь, - зевая в потолок продолджил Тихон. Я уже всех мышей в округе переловил. Соседские коты пока смеются, но подхвостьем чувствую, скоро лупить начнут. Бросил окурок на пол, шмыгнул носом, утер сопли кончиком хвоста и решительно произнес :

- Короче так, или ты мне деньги, или я его сейчас укокошу. Лохматое чудовище сидящее в кресле вдруг оскалилось, сделалось меньше, подпрыгнуло и острыми иглами впилось мне в сердце. Дышать вдруг стало нечем и я проснулся.

пы.сы.

Тихон, умер лет через пять, от старости и обжорства. Солдатики демобилизовались. Домовой жив, мы с ним вчера в подкидного играли. И, таки да, с жёсткими экспериментами я давно завязал)

свернуть

а вы верите в Бога ???

а Вы лично верите в Бога ? 

Ну там посты держите, в Церкву ходите, батюшке ручку целуете или просто бабла отстёгиваете ?

Многие просто крестик носят...как я например )))

А тут случилось чудо вчерась....потерял я крестик в бассейне...ну не знаю куда делся и всё...пришел вечером, хлоп и нету...

Утром я еще

а Вы лично верите в Бога ? 

Ну там посты держите, в Церкву ходите, батюшке ручку целуете или просто бабла отстёгиваете ?

Многие просто крестик носят...как я например )))

А тут случилось чудо вчерась....потерял я крестик в бассейне...ну не знаю куда делся и всё...пришел вечером, хлоп и нету...

Утром я теми же ногами в бассейн и милая администраторша под роспись отдаёт мне мой крестик !!! 

Ну не чудо ли ???? Еду я дальше на работу...а по всем каналам радио только новости и рассказ про крымского стрелка...

20 человек завалил никчёмный ссыкунишка !!!  И сам застрелился....Ну такая версия официально...

Это же как обидно во цвете лет умереть от урода какого то ??

Тут я в непонятках....если и есть Бог на свете, пошто такое непотребство допускает ???

свернуть

Часть 3 - Глава 31

Глава 31 

Джигит или Досифей? 

Всё развивалось стремительно. Если старших сыновей он женил с соблюдением основных национальных обрядов, то остальных сыновей пришлось фактически, как он в сердцах сказал Тамиле, выдавать замуж. “Продвинутый” младший, Ваха, начал жить со своей невестой задолго до свадьбы, причём по её инициативе. Своим родителям он это еще

Глава 31 

Джигит или Досифей? 

Всё развивалось стремительно. Если старших сыновей он женил с соблюдением основных национальных обрядов, то остальных сыновей пришлось фактически, как он в сердцах сказал Тамиле, выдавать замуж. “Продвинутый” младший, Ваха, начал жить со своей невестой задолго до свадьбы, причём по её инициативе. Своим родителям он это объяснил как “пробный брак”. Хорошо хоть, родители невесты не встали на дыбы, - они много лет прожили за границей.  Но процессы сватовства и бракосочетания младшего сына ознаменовались массой мелких подстав и неприятностей, и даже кто-то из дальних завистливых родичей вполголоса ляпнул что-то про родовую честь. Насилу Хасан замял дело. Заодно где-то в свадебных кулуарах он замял и самого опрометчивого родича. 

После брака Вахи женитьба Руслана на русской девочке показалась не таким уж отчаянным шагом. Но было, понятно, не до обрядов. Официальное сватовство обставили по-современному скромно и скоропалительно. Отец жениха приехал в дом невесты со своим младшим братом, - дядей жениха, - и сыном Хасаном. Со стороны невесты их встречали бабушка и Настина двоюродная сестра с бессловесным мужем (типа “Досифей, отгоняй мух"  )

Прибывшей делегации пришлось довольно тяжко: обычно все вопросы обсуждают мужчины с мужчинами. Сначала гости пытались обращаться к “Досифею”, но тот только надувал щёки и выдавал что-то типа “Уж это как они скажут” или “Уж это как они решат”, указывая на женщин. И всё время тоскливо поглядывал на запотевшую водочку на столе. 

Руслан пытался было проинструктировать по телефону бабушку и Настю, как себя вести во время сватовства, но бабуля попросила его излишне не беспокоиться: она не первый год живёт на свете и сделает всё именно так, как надо, - у вас свои обычаи, у нас свои, а всё равно всё должно по уму решаться. 

...Настя во время сватовства сидела в дальней комнате. Когда готовились к встрече, она хотела надеть одно из платьев Натали, но бабуля её осадила: 

-Сымай! Чего наряжаться-то перед ними? Да с таким-то вырезом! Подумают: того гляди, девка из платья выскочит от счастья! Надень-ка, Настенька, сарафан тот зелёный с какой-нибудь кофточкой. 

-Бабуль, так это ж моя форменная рабочая одежда! 

-Ну дак они тебя не на праздник зовут, а в мужнином доме хозяйство вести. Ещё смотри, чтоб не заставили всю семью обслуживать, а то враз сядут на шею русской-то дуре! Ничего, не боись, - не понравится, так разведёшься. 

-Ну, это понятно... 

-И серёжки смени. Эти у тебя сильно богатые, такие только замужней женщине пристало носить. А вот, возьми с бирюзой. 

-Бабуль, они сюда не идут. Я уж лучше бижутерию... 

-Ещё чего! Бижутерию! Золотые надевай, хоть простенькие, да золотые, и цепочки, какие есть, тоже надень. И мне брошку золотую достань. А то ещё подумают, что мы нищие! 

-Бабуль, косынку надеть? У них сейчас это принято. Может, надеть, чтобы произвести благоприятное впечатление? 

-Обойдутся! Сильно-то не гнись, - я уж тебе говорила... 

...Вся тяжесть переговорного процесса легла целиком на плечи Хасана, который, кажется, в любой обстановке чувствовал себя как рыба в воде. В дороге на расспросы дяди о будущей невесте он ответил коротко: “Обучаемая!” Отец в который раз подивился уму своего второго сына, а потом, смеясь, предложил: “А теперь спроси Хасана, что он скажет о будущем женихе, всеми нами уважаемом Руслане?” “Обучаемый!” - с ходу ответил Хасан.  

“Да,” - подумал отец, - “жениху тридцать один, невесте - двадцать шесть, а им всё ещё предстоит обучаться. Я в этом возрасте уже людьми командовал и троих сыновей воспитывал, а эти... Затянувшееся до беспредела детство!..” 

Гостей пригласили к столу и после обсуждения дороги, погоды и природы, отец уполномочил сына вести переговоры. Хасан был немного знаком и с русскими традициями, поэтому начал с заявления, что у вас, мол, товар, а у нас - купец. Бабуля удовлетворённо закивала. Далее Хасан произнёс речь, начинавшуюся со слов: 

-Я не буду долго говорить о нашем Руслане. Что о нём говорить? Молодой совсем. 

Недолгая речь о юном Руслане продолжалась около получаса, и за это время слушатели узнали, что он - один из видных деятелей мировой телеиндустрии, образован и работящ как академик Иван Петрович Павлов, богат и славен как пресловутый Кочубей, и только досадная травма помешала ему стать чемпионом мира в полусреднем весе. Далее выступил дядя жениха, расписав все достоинства их рода. Почти шейхи, что там говорить! 

Двоюродная Настина сестра с мужем слушали, раскрыв рот, и бешено завидовали родственникам, на которых совершенно незаслуженно обрушились богатства из “Тысячи и одной ночи”.  

Бабуля же была настроена весьма скептически. “Ох, и здоровы же они хвастать! Стыда-то нет, видно, - так себя расхваливать!” 

-Ну что ж, благодарю за оказанную нам честь, - церемонно ответила она. - Про невесту нашу тоже долго рассказывать не буду. Тут чужие люди лучше расскажут, чем свои. Свои-то всегда хвалить горазды, - бабуля бросила косой взгляд в сторону Хасана. - Анастасия наша - девушка образованная, работящая, хозяйственная, старших уважает, бабушке во всём помогает. Родители её тоже люди не из последних, - вон, Валерий знает и про папу Настиного, и про маму. Мы с Настиным дедом покойным всю жизнь честно работали: сперва в колхозе, а как паспорта стали выдавать - так сюда перебрались, на заводе работали, оба - передовики производства. Что уж и сказать ещё - не знаю. Руслана вашего я видела, парень культурный, обходительный. Если Настя согласна, то пускай женятся. 

Позвали Настю. Вошла. Невеста как невеста. Глазки долу, руками сарафан теребит. Простенькое чистое личико (бабуля заставила смыть макияж), причёска пирожком. “Сейчас в моде эти блёклые блондинки,” - вздохнув, подумал будущий свёкор. Бабуля подметила разочарование в его глазах и обрадовалась: “Кажись, в снохачи не метит!” 

После торжественного Настиного “Согласна!” удалось, наконец, усадить гостей за праздничный стол. От спиртного они категорически отказались при помощи традиционной отговорки: “Мы за рулём!” (“Досифей” пригорюнился: “От нашего традиционного напитка рыло воротят, черкесы поганые!) Гости вежливо отведали предложенные кушанья (“А это Настя сама испекла”, “Настя этот салат готовит лучше, чем в ресторане, - вот попробуйте), обменялись с хозяевами несколькими подобающими случаю фразами. После чего Хасан затеял разговор о последнем эфире Руслана. Речь в нём шла о матерях-одиночках.  Женщины не выдержали и начали высказываться. Хасан под шумок оказался возле Насти и вызвал её на лестницу. Сгорая от любопытства, она пошла за ним. 

-Ну, вот мы и встретились, Настя, - Хасан улыбался, и глаза его прятались за улыбкой. - Я принёс тебе подарок от жениха. Так положено, бери, не бойся! 

Настя развернула свёрток. Там были крупные серебряные украшения. 

-Вау! - ахнула она. 

-Потом погуглишь, что это такое и как нужно носить. Я и сам не особо разбираюсь.  

-Ой, а это что? 

-Это деньги, Настя. Бери, так положено. Заказывай красивые платья, духи-помады покупай. 

-Спасибо! 

-А ты знаешь ингушские свадебные обычаи? 

-Я читала, да только там всё так сложно, я запуталась. Я и на русских свадьбах не всё знаю, как надо делать. 

-У ингушей, Настя, три главных обычая на свадьбе: грудь, руки и ноги у невесты не должны торчать из-под платья, - это первый. 

Настя захихикала. 

-Второй: невеста не должна наступать на коврик в загсе раньше жениха. И третий: невеста не должна откусывать от хлеба с солью больше, чем откусил её муж. 

-Да? А меня бабуля наоборот учила... - растерянно сказала Настя. 

-Вот так и раскрываются страшные семейные тайны, - вздохнул Хасан. 

-А, я поняла! Вы шутите, - это же русские обычаи, правда? Это Вы намекаете, что жена должна мужу подчиняться? 

-Всегда кто-то кому-то должен подчиняться, - это закон природы. Из двоих равных кто-то один обязательно равнее другого. 

Настя старательно пыталась это осмыслить. 

-Сестричка, тебе нравятся мужчины, которые подчиняются женщинам? 

Настя вспомнила “Досифея” и отрицательно покачала головой. Потом продолжила мыслительный процесс. Но сейчас ей было трудно сосредоточиться, и она отложила это дело на вечер. Настя умирала от любопытства, - так ей хотелось поймать взгляд Хасана! Она раньше была уверена, что глаза у него аспидно-чёрные. А за столом они казались то серыми, то светло-коричневыми - не то из-за тусклого света, не то из-за нависших надбровий, не то веки его были постоянно полуопущены... 

-Хасан, а можно спросить? 

-Спросить можно. 

-А вот эти, которые сожгли людей в Краснодарском крае, они так сейчас там и живут? 

-Там всё будет хорошо. Предоставь это дело мужчинам. 

Она рассчитала вопрос правильно: теперь его взгляд был направлен прямо на неё. Настю мороз пробрал до костей. Глаза у него были чёрные, без блеска, всасывающие внутрь. 

Она почти сразу же отвела взгляд. Не сразу, а почти сразу. Это ему понравилось. 

Мимо них вверх и вниз засновали соседки, здоровались, с любопытством оглядывали невзрачного дядечку: на кавалера не похож, - родственник, наверное, приехал. 

-Может, вернёмся в квартиру? 

-Подожди, девочка, пусть старшие договорятся. Нас позовут. 

свернуть

150.Павышение духовнаго уравня пацЫентов... (Наш Дурдом это шойта Асобеннава!)

Придуприждение:

1.Без чуйства юмара - даж не пытайтесь!

2.Если Эстетическая составляющая вашей души приходит в нигадавание при слове "ЖОПА" - нимедленно покиньте эту тему! Слова "ЖОПА" тут точно нет.

3.ХанжЫ и чистаплюи - тоже могут проходить мимо!

Вступление:

еще

Придуприждение:

1.Без чуйства юмара - даж не пытайтесь!

2.Если Эстетическая составляющая вашей души приходит в нигадавание при слове "ЖОПА" - нимедленно покиньте эту тему! Слова "ЖОПА" тут точно нет.

3.ХанжЫ и чистаплюи - тоже могут проходить мимо!

Вступление:

Очинь давно, исчьо в васьмидисятые, эстетствующие оболтусы сцали кипятком от творений Мессира Подревянского. 

Мы канешно панимали шо особой ценности опусы Мессира не представляють... но они были смешными и жьоска стебались над идиотами. А идиоты (и всяческие придурки) присутствуют в нашей жЫзни всихда! Ибо вечны и неистребимы... как и сама жЫзнь.

Если честно, мне жаль тех людей шо не приобщились к творениям Мессира. Им не понять - как можно ржать до спазма льогких на любительской постановке "Гамлэта"... А сами цЫтаты! Это нечто... Ляпнешь с умным видом - и народ начинает угорать...

Ладно, переходим к делу.

Творения Мессира как правило написАны на мове (один из диалектов Языка Древних Укров)... И если вдруг какая падла нивладеить мовай МОИХ предкав- тому мойьо призрительное ХВЭ!

Казка про Репку... (По мотивам Подервянского) Содержит не цензурные выражения!!!

свернуть

Без заголовка

ну что , хорошие, мои давно у меня тут спамосабжЕка не стояло

а разбавлять надо

иначе пьянит чересчур

______

 

Я-то верила: город вышит

и распят на оконных пяльцах,

улыбается: «Здравствуй, гость!»

Оказалось, что город слышит

хруст, с которым сжимают пальцы,

вздох, с которым идут — насквозь, 

 

еще

ну что , хорошие, мои давно у меня тут спамосабжЕка не стояло

а разбавлять надо

иначе пьянит чересчур

______

 

Я-то верила: город вышит

и распят на оконных пяльцах,

улыбается: «Здравствуй, гость!»

Оказалось, что город слышит

хруст, с которым сжимают пальцы,

вздох, с которым идут — насквозь, 

 

Оказалось, что он — как омут:

неразборчив, и тих, и жаден,

и все время глядит в упор,

что от шепотов темных комнат

и до самых интимных ссадин

все годится ему на корм,

 

Что играй, да не заиграйся,

не теряй головы, подруга,

покупаясь на пятачок...

Город памятлив и опасен,

переулки ведут по кругу,

круг сужается, как зрачок...

 

Неприкаянность — или совесть?

только ноет, и ноет, ноет...

Так ли ночка была сладка,

чтобы синью своих бессонниц

город после следил за мною,

продавая меня с лотка,

 

выдавая как инородца,

насмехаясь над иноверьем -

за спиною или в глаза,

попрекая меня сиротством,

загоняя меня как зверя

за флажки-огоньки-вокзал...

 

Чтобы мял меня, как бумагу,

и раскручивал каруселью,

чтобы метил штрафным числом...

Чтобы, приноровившись к шагу, -

и единственное спасенье,

и привычка, и ремесло, -

 

набухали слова, как жилы,

подставляя себя под иглы

непутевых моих врачей...

Чтоб учуявшие наживу,

искушенные в этих играх,

стали целиться — кто ловчей

 

попадет в незастывший слепок,

в новорожденный теплый сгусток,

первым выкрикнет: «Сочиняй,

ты — любившая слишком слепо,

ты — нелепым своим искусством

сохрани, сохрани — меня».

Ася Анистратенко/2002

 

не переживай..

свернуть

Поиск не доступен потому что вы отключили «участие анкеты в поиске». Чтобы снять ограничение необходимо






мобильная версия
mobile site
mobile version

Оплата услуги совершена

Услуга будет оказана в ближайшие несколько минут.
Понятно

Произошла ошибка

Перезагрузите страницу и повторите операцию через 5 минут
Понятно